Старый Братск 1620 - 1700 г.

1620-1623

ангарская деревняЗемлепроходец Пантелей Демидов Пенда с отрядом в 40 человек совершил удивительный переход по неизвестным тогда местностям восточной Сибири. Из Туруханска по нижней Тунгуске  он добрался до реки Лены , побывал в Якутии, от устья реки Куленги прошел в бурятские степи, достиг реки Ангары в районе нынешнего Балаганска и первым из русских преодолел все страшные ангарские пороги. Известный советский географ , академик Л.С. Берг назвал поход П. Пенды географическим подвигом.

1623

11 Декабря. Енисейским служилым людям Ждану Козлову , Василию Лодыгину и Арсению Иванову вручена наказная память о походе в Братскую землю для того, что бы склонить тамошних жителей к вступлению в российское подданство

1623

30 Мая . Енисейский воевода послал атаманов Дмитрия Фирсова и Василия Алексеева во главе отряда из 40 служилых на кочах вверх по Ангаре, "дабы испытать, не возможно ли на живущих там бурят возложить дань..."

1626

Из Енисейска отправляется отряд под командования подъячего Максима Перфильева. Казаками был поставлен острожек под "Брацкими порогами".

1627

Новый поход М. Перфильево в Приангарье собран добром и силою довольно значительный ясак с тунгусов. По словам атамана, Братская земля многолюдна, богата соболями, бобрами и скотом, и"бухарских товаров много, а серебра  де добре много. а коней и коров и овец и велблудов бесчисленно, а хлеб пашут и гречу, и ячмень, и ждут брацкие люди к себе ... государевых служилых людей, а хотят тобе, великому государю, брацкие люди поклонитися и ясак платить и служилыми людьми торговать"

1628

Стрелецкий сотник Петр Бакетов с отрядом в 30 казаков достиг устья реки Оки, левого притока Ангары и собрал первый ясак с бурят-680 соболей, две пластины серебра и две бобровые лыжные поволоки (небольшие санки на широких полозьях для перевозки добычи охотниками, - по Далю)

1629

Весна. Енисейский воевода Яков Хрипунов двинулся на 20 судах вверх по Ангаре для поиска серебра в "брацких землях ". К отряду был прикомандирован  специальный "плавильщик и литейных дел мастер" Иван Репа, взятый из московской оружейной палаты.   Лето. Первое покушение на жизнь русских со стороны бурят, был убит казак Вихорь Савин, который пытался наладить мирные отношения между русскими и бурятами. Впоследствии одну из рек, впадающую  в Ангару наименовали Вихорем (теперешняя речка Вихоревка)

1630

Для закрепления за Россией "брацких земель " из Енисейского острога к "братам" направляется отряд М. Перфильева

1631

18 Июня. Максим Перфильев доложил енисейскому воеводе о завершении постройки Братского острожка" в двух плесах у брацкого порогу Падуна в Кондогоновых улусах на полднище ходу до устья Оки" По словам атамана острожек укреплен "всякими крепостьми"

1634

22 Июня. К Падун "на царскую службу" в брацкий острог направлен отряд во главе с пятидесятником Дунайкой Васильевым."

1635

2 Июня. Гаврилов Лапа сообщил в Енисейск страшную весть, что ",брацкие князцы Кошугун да Кошугур со своими улусными людьми, пятидесятника Дунайку Васильева сотоварищи, пятьдесят двух человек побили, пищали и зелье к ним поймали", а двух человек, посланных в Енисейский острог "с отписками тунгусы на дороге пограбили, и они от того грабежу на дороге позябли, а острожек сожгли".

1636

Отряд служилых людей под начальством Николая Радуковского поставил острог на правом берегу реки Оки" близко брацких юрт, летних жировищ и сенных их покосов"

1638

6 Августа. Из донесения стольника Петра Головина енисейскому воеводе: "... по Ангаре и по Оке рекам мочно и пашня завесть, и те землицы мочно привести под государеву царьскую руку в вечное холопство не многими ратными людьми, двумяста человеки, с вогненным боем, а болши де того людей ненадобно..."

1644

Енисейский воевода Сила Аничков посылает Ивана Похабова с тридцатью служилыми в братский острог для ясачного сбора и "прииска новых земель". Похабов ясак собрал с прибылью "перед своею братьею" - прежними приказными людьми. Кроме того, он "круг старого острожку новой острог поставил" и сделал новые надолбы и рвы, потому что старый острог "был мал и худ". Поставив новый, более крепкий и основательный острог, Похабов с отрядом двинулся вверх по Ангаре.

1649

Август. Пашенных крестьян Братского острога застигло стихийное бедствие: большое наводнение на Ангаре и Оке вымыло урожай с полей.

1650

Приказной Братского острога Петр Бакетов начал организацию пашенного дела. Местность около Братского Острога представлялась ему как прекрасное пашенное место: "около Брацкого острожку места прямые пашенные, теплые, по обе стороны Ангары против устья Оки реки остров в длину днища на два суд, а поперег  версты в полуторе и по две и вешнею водою не поймати земля пашенная, садить можно сто человек или двести крестьян и болши, земель пашенных добре много".

1652

13 Июня. Из донесения енисейского воеводы Афанасия Пашкова в Сибирский приказ о землях для пашни выше Братского острога: "...И в Брацкой, государь, острог из вольных из гулящих людей в пашенные крестьяне людей селитца мало... селить неково; охочих, государь, людей нет. А пашенные, государь, угожие места выше Брацкого острогу болше и земли самые добрые. И на тех, государь, местах мочно твоих государевых пашенных крестьян поселить семей с 500 и болши...  "

1654

Январь.. Дмитрий Фирсов докладывал енисейскому воеводе о том, что "в нынешнем в 162-м году в братском остроге нанято на церковный лес на есть сот бревен дано тридцать рублев, да на четыреста тесниц дано двадцать рублев... что плотников приговорить к церковному строению нынешнего 162 года взята десятая служилых людей с Тихона Васильева да Семейки Котельникова, с их мягкой рухляди с пятидесят соболей пять соболей".

1654

Возле Братского острога на Ангаре действовал зажиточный пашенный крестьянин Распута Потапов "прибравший" на пахоту 70 пашенных крестьян из ссыльных14 Мая. По приказу из Енисейска боярским сыном Дмитрием Фирсовым правобережный братский острог был перенесен на левую сторону Оки: "...весною старый Брацкий острог, он Дмитрей, за худобою покинул и поставил новый за Окою рекою на устье, в самых угожих и крепких местах... И в нынешнем 162 году Брацкой нижней острог поставили весной четыре башни высокие, под тремя башнями три избы, четвертая порожняя, да ворота проезжие, на воротах поставлена часовня, да амбар новой срублен. А ставили острог служилые 23 человека, кои отпущенные в Енисейский острог и кои оставленные в Брацком остроге, да пашенные крестьяне, да промышленные ставили 12 человек. Острог мерою ставлен круг его 120 сажен печатных (около 256 м.) , а в работе были у острогу чертеж отправлен с Иваном Колмогором "

1656

22 Мая. В Балаганском и Братском острожках взбунтовались ссыльные люди. Взяли в братском остроге "те воры оружья много и порох и свинец", захватили 13 дощаников и "поплыли вниз по Тунгуске реке". Тех беглецов насчитывалось около 400 человек.

1656-1657

В братском остроге зимовала Даурская экспедиция воеводы Афанасия Пашкова. Подневольным спутником ее был известный на Руси протопоп Аввакум Петров, который в своем "Житие" оставил описание Ангары, ее порогов и Братского острога.

1660 - 1662 ГОДЫ

Енисейский воевода И. И. Ржевский отправил 25 июня 1660 в Братский и Балаганский остроги для наведения порядка и поисков новых земель енисейского сына боярского Якова Похабова, под командой которого находилось 100 казаков.

В начале 1661 г. Я. Похабов бьет челом о кабалах, в которые вошли его люди при покупке лошадей для похода. "И мы, холопы твои, пришли в Брацкий острог покупали в кабалы кони самою болшою ценою, рублев по пяти и по шти и по семи, а те кони имали у сына боярского Якова Тургенева, у человека его Мочки Никитина и от тех великих и неискупных кабалных долгов стоит, государь, на правеже, в нижнем в Брацком остроге".
Братский острог становится опорным пунктом русских на Ангаре и из него совершались походы вверх по Ангаре.
Братский острог имел очень большое значение при построении Иркутского острога, ибо хлеб и сельскохозяйственные продукты в основном шли из Братска-острожного для пропитания казаков".

В 1661 - 1662 гг. было продано енисейской пушнины на сумму 985 рублей, из которых на 767 рублей дала "мягкой рухляди" Братская ясачная волость.

1664 ГОД

Бегство крестьян Енисейского уезда было таким обычным явлением, что именные книги крестьян нижнего Братского острога за 1664 г. прямо так и назывались "Именные книги нижнего Брацкаго острогу крестьян, которыя в прощлех годах от побеги остались".


1666 год

Сбор ясака в Братском и Балаганском острогах в этом году составил 1021 соболь.

1667 ГОД

Стольником и воеводой Петром Годуновым сделан первый русский чертеж Сибири. На карте изображены реки Енисей, Ангара с Окой и оз. Байкал. Хотя на "Чертеже всей Сибири 1667 года" не указывается Братский острог, но в пояснениях к нему говорится, что от Енисейска до Братского острога "ходу 12 недель", а от Братского острога до Иркутского острога - "4 недели".

1673 ГОД

"В Нижно-Брацком остроге собрано ясаку соболи, и лисицами, н бобрами, и розсомахами, и волками, и кошлоками 29 сороков, 8 соболей , разборная цена 1140 рублев 8 алтын 2 денги...".

1675 ГОД

20-22 августа. Через Братский острог проследовало в Китай посольство русского государства во главе с дипломатом Николаем Гавриловичем Спафарием, который писал: "... приехали на Похмельный порог, и на том пороге быстреть такая же, какова и на Пьяном, только меньше заглавки, и дощаник тянули бечевою для того, что было парусное погодье. А величиною порог на версту, от протоки верст-та. А порог Пьяной мерзнет.
На правой стороне протока, от порогу Пьяного полверсты, а меж протоки и реки Тунгузки остров версты на три. А от острова до Брацкого острога полверсты.
...приехали в Брацкой острог. А острог стоит на ровном месте. А в остроге церковь во имя пресвятой Богородицы Владимирской. А жилых домов казачьих с 20. До под острогом течет река Ока. А вытекала из степи, а по ней живут пашенные крестьяне и браты. И от Брацкого острога реку Тунгузку называют Ангарою".
Путешествие, возглавляемое Н. Спафарием, надо считать первой русской экспедицией, руководимой широко образованным человеком. Наказ требовал, помимо дипломатический целей, проведение определенных и разносторонних научных наблюдений, составления подробного описания русских сибирских владений, дорог в Китай с обращением особого внимания на речные пути, на характер берегов и окрестностей, на расстояния между населенными пунктами и т.д.
В помощь Спафарию прикомандировали несколько русских дворян, в том числе подъячего Никифора Венюкова, и лиц, знакомых с минералогией, ботаникой и медициной.
Экспедиция двигалась на трех дощаниках и сопровождалась свитой в 150 человек, включая конвой.
Н. Спафарий писал о реке Вихоря, что "по ней живут тунгусы многие и промышляют соболи и бобры, и иной всякий зверь".

1680 ГОД

Частные хлеботорговцы закупали в Братском остроге муку по 5 копеек за пуд, и увозили для продажи в Якутск, где продавали по 7-12 копеек за пуд, а в особо "бесхлебные" года поднимали цены до 50 копеек.

В этом году на якутские расходы через Илимск казна отправила от 4 до 5 тысяч пудов муки, полученной с енисейской и ангарской пашни.

1682 ГОД

Об успехах земледелия на Ангаре возле Братского острога можно судить по отписке нерчинского воеводы Федора Воейкова: "А для твоей великого государя десятинной пашни в Даурские остроги мощно послать из Илимского и из Брацкого острогов пашенных крестьян, для того, что в тех, государь, острогах пашенных крестьян многолюдство, а в Брацком, государь, остроге твоего государева десятинного хлеба насыпаны стоят из давных годов многие анбары ни для чего, и тому, государь, хлебу, никуды расходу нет"

1683 ГОД

Возле Братского острога в это время "живут все государские ясаные люди: тунгусы, браты, русских же людей и пашен на мале; зверя всякого и рыбы много; леса и каменные горы вело великие, снеги и морозы великия... а по Ангаре реке пороги зело страшные: запасы и товары, вверх идя и на ни пловучи, на себе обносят - иной порог 4 поприща, а иные по два и полтора поприща..."

1686 ГОД

3-17 июля. Через Братский острог проследовало посольство Федора Головина в Китай и более двух тысяч сопровождавших ею стрельцов.
"Июля в 3 день пришли на Падунский порог и того числа начали выгружаться, потому что порог переводят пустые дощаники, а запасы всякия обносят. А преж посольского приходу изготовлено было Братцкаго уезду для перевоски казны 80 лошадей с волоками до 30 человек крестьян пашенных". А "околничий и воевода Федор Алексеевич Головин, с начальными людьми и с полками поехали в даурские остроги на 23 дощаниках со всякими урядством". На Падунский порог на помощь для перевозки "полковых запасов прислано 50 подвод и возили 5 дней".
И, наконец "июля в 17 день взяты в провожатых 6 человеком всего 37 лошадей и у дьяка Семена Кортницкаго по пуду муки ржаной человеку. А в подводы работников в Братцком остроге, за малолюдством того острогу жителей, ничего не взято... посольство поспешило выступить, "чтоб к морскому ходу исправитца в Ыркутцкой".

1689 ГОД

28-31 мая. Более скромное возвращение сотника Федора Головина: "В Брацкой острог пришел майя в 28 день 7198 года и, починя к порогам дощаники и, взяв служилым людям хлебные запасы, до Енисейска, да в прибавку московским стрельцам дощаник малой у служилого брацкаго человека Гришки Михеева, пошел майя в 31 день. А гребцов взято из Брацкаго острога то ж, что из Ыркутцкаго (15 человек,- В. Г.).
Майя в 31 день пришел к порогу Падуну, и назавтрея того числа, переправяся, пошел к Долгому порогу".

1690 ГОД

Основателем Спаского монастыря Братского острога был старец Савватий, который написал жалобу на енисейского сына боярского Якова Елагина митрополиту "земли Сибирской" Феодосию.
"В прошлом же де во 199 году, по ложному челобитью Брацкаго посадскаго человека Агапитка Дмитриева, енисейский сын боярской Яков Елагин, будучи в Брацком остроге на приказе, ругаясь монашесткому чину, имал его Саватея из Спаской пустыни в съезжую избу, сильно, со всякими невежествами держал скована за караулом многое время, а сына его Ивашку бил кнутом, а после его ж да вкладешка Герасимка батоги на смерть, безвинно, и держит Ивашка в съезжей избе окована, и морит голодною смертью, и бьет на правеж в Агапитко-ве неведомо в каком безчестье, вымучив у Ивашки денег тридцать шесть рублев, Агипитко, напившись пьян, приходил в монастырь денным разбоем, и приступая у кельи64 и анбара его кровли ломал, и его строителя бил и ногами топтал, и от того Агапиткова бою едва отнял сын его строителев Ивашко; и ныне де он Саватей лежит на смертном одре65... в строителях быть ему не можно"...
Приказчика Якова Елагина и посадского Агапитку Дмитриева впоследствии отлучили от церкви.

1693 ГОД

Февраль. Через Братский острог проехал посол Избрант Идес. Он был отправлен Московским правительством в Китай для переговоров о развитии торговых сношений между обоими государствами.
Избрант Идес "выступил в путешествие со своей свитой из 21 лица, из коих 12 было германской нации и 9 русских, со своей полевой аптекой, медиком и экипажами с экипировкой, а также вином и всем необходимым, что в изобилии припасено для такого далекого путешествия в незнакомые страны".

1694 ГОД

11-13 августа. В эти дни вновь в Братском остроге находится посольство Идеса Избранта при возвращении из Китая. В его свите был Адам Бранд, будущий автор "Записок о путешествии в Китай", изданных в Германии, где подробно описывает все ангарские пороги: "11-го числа сошли на берег в Братском остроге, лежащем по левому берегу реки Ангары, в которую опять-таки слева, ниже Братска, впадает широкая река (Ока - В. Г.).
После обеда мы отплыли оттуда и примерно в одной версте на довольно широком месте пересекли порог, который здесь зовут Похмельный. Недалеко от него мы увидели другой порог, немного больше, чем первый, именуемый Пьяным, и, когда мы миновали его, попали на такое место, где наше судно дважды повернулось вокруг себя.
12-го числа, прежде чем идти вниз, через порог Падун мы вытащили с судов весь груз, который окрестные тунгусы перенесли на себе по берегу на расстояние с полверсты. Суда же перевели порожними, и было страшно смотреть, как суда все время бросало в разные стороны на пороге, а фарватер на нем кривой и узкий, и казалось, что они могли в каждую минуту перевернуться.
13 августа нам пришлось опять идти через большие пороги, именуемые Долгими, тянущиеся на 4-5 верст...
(На Шаманский) порог страшно смотреть, грозный пугающий шум падающей воды слышен при тихой погоде за три немецких мили. Эти пороги встречаются на полмили по течению реки".
Кафтырева к Богоявленской церкви в трапезу. И будучи я, богомолец ваш, у церкви в трапезе учинили бунт енисейские Казаки Брацкаго острогу жители..."

1696 ГОД

Февраль. Братская волость ввиду больших ее размеров отписывается от Енисейска и подчиняется непосредственно Сибирскому Приказу, находящемуся в Москве.
18 декабря. По Указу Сибирского Приказа письменным головой в Братский острог назначается Степан Лисовский.
В этом Указе есть "оговорка": "а енисейскому воеводе того Брацкаго острогу ни в чем ведать не ведено - Брацкий острог от Енисейска ведан особо".

1697 ГОД

В Братской волости к концу XVII в. действовало две церкви и часовня.

1698 ГОД

Из Енисейска Семена Васильева посылают наладить жемчужное дело на Ангаре, "обнадежа денежным и хлебным и соляным жалованием". Приказчику Братского острога была послана грамота, в которой предписывалось "в Ангаре реке и в других местах жемчюг сыскивать с великим радением, с тем, однако, что "будет по вашему рассмотрению в том жемчюжном промыслу прибыли не почаете, и вам бы тот промысел оставить".
Устроить на новых местах свое привычное дело Семену Васильеву не пришлось. Как видно из отписки иркутского письменного головы Кислянского, писанной в 1698 г., "который жемчюжник Сенка, по указу великих государей, послан со мною из Енисейска в Иркуцкой для жемчюжного промыслу, и он, Сенка, волею божиею, скорою смертью умер..."
В тот же год в районе Братского острога происходили поиски жемчуга присланным тем же Кислянским промышленным человеком Гаврилой Тарасовым, учеником Семена Каргопольца. Ему было дано четыре человека. Промысел не был удачным. Третьего июня люди вернулись в Братск и "принесли жемчюг весом против алтына с денгою;
а сказывают в которых де местах и раковины не нашли, а промышлять сказывают нелзе, вода де велика и мутна".

1699 ГОД

Как свидетельствуют сохранившиеся старинные дела Сибирского Приказа, вплоть до конца XVII столетия Москва ежегодно получала из Сибири в среднем 80-110 тысяч рублей "соболиной казны". Эта огромная по тем временам сумма составляла восьмую часть всего окладного доходного бюджета Московского царства.

1700 ГОД

Енисейский воевода Богдан Глебов отписывал в Москву о посылке им в Братский и Балаганский остроги "памяти" о производстве досмотра пашенных мест и составлении им чертежа.

В. Ф. Герасимов,
Действительный член Географического общества
Российской Академии Наук.